Цены
Очная консультация
1800 руб.
Семейная консультация
3000 руб.
Профориентация
3000 руб.
Консультация по skype
1200 руб.
 
Спецпредложения
Пакет «4 консультации»
6000 руб.
Пакет «10 консультаций»
13500 руб.
Льготная консультация
1000 руб.
Консультация для студентов-псхиологов
1200 руб.
 
Контакты
Телефон: 8 (495) 508-01-95
Моб. телефон: 8 (917) 54-88-232
 

Генетические аспекты темперамента

Выдержки из статьи Э. В. Бабынина «Генетические аспекты темперамента». Психологический журнал, №5, 2003, С. 95-102.
Личность является базовым понятием в психологии. За последние годы в мировой психологической литературе появляется все больше работ, в которых она оказывается предметом комплексных исследований. Необходимость в таком подходе определяется тем, что получаемые результаты не всегда поддаются объяснению в свете только социальных наук, не учитывающих влияние генетических различий. Уже получен ряд интересных фактов, свидетельствующих о важной роли генетических факторов в формировании структуры личности, однако в ходе научных исследования возникает больше вопросов, чем ответов. Цель настоящей статьи заключается в обсуждении данных, накопленных за последнее время в области изучения генетики темперамента. При этом основная задача, которую ставит перед собой автор, – показать, что генетические исследования в психологии должны укрепить и обогатить наше понимание структуры личности, сформировавшееся на основе традиционных психологических подходов.
В психологии используются разнообразные подходы к пониманию личности. Наиболее плодотворно изучение ее структуры проводится в рамках теории черт, имеющей долгую историю, но основа этой теории сформирована благодаря работам Г. Оллпорта (1937), Г. Мюррея (1938) и Р. Кэттелла (1943), в результате которых был создан аппарат методических приемов (например, факторный анализ), применяемых для выделения отдельных психологических черт и формирования на их основе цельной структуры личности. Однако использование этих подходов не всегда дает однозначный результат. До сих пор среди исследователей нет полного согласия относительно того, сколько следует выделять основных черт личности – три, пять, или семь. Качественный и количественный состав черт в различных моделях личности зависит от теоретической базы, которая выбирается исследователем.
Выделение достоверных категорий при создании надежной и объективной таксономии невозможно без установления механизмов, лежащих в основе наблюдаемого феномена. Поэтому в настоящее время психологи для обоснования выдвинутой ими типологии прибегают к установлению биологических корней индивидуальных различий в психике человека. Т. Боухард и Д. Лоэлин подчеркивают, что свойства личности должны быть отражением «причинных факторов», что они не случайны, а возникли в результате эволюционного процесса, и закрепление их невозможно без участия генетических механизмов.
Требование того, чтобы психологические теории были приведены в соответствие с теми данными, которые уже накоплены в генетике, биохимии, нейробиологии и теории эволюции, ни в коем случае не является редукционистским и не относится к пропаганде биологизаторского направления в изучении нормального поведения. Этот подход связан с поиском объективных основ устойчивых сочетаний психических свойств и качеств человека. Создание объективной классификации на основе выявления глубинных причин личностных черт должно сыграть важную роль в психотерапии и коррекции девиантного поведения. Аналогичным образом в медицине только установление истинной причины заболевания может дать возможность провести соответствующие лечебные мероприятия и сыграть решающую роль в выздоровлении.
В связи с этим следует ожидать, что генетический критерий может оказаться решающим в проведении ревизии представлений о структуре личности. Уже сейчас установление процессов, ведущих к развитию тех или иных черт личности, позволяет сделать заключение, что многие феномены, имеющие сходное проявление, оказываются гетерогенными и независимыми, и наоборот. Так, например, Хиз и др., проанализировав генетическую структуру модели личности Айзенка, пришли к выводу, что нейротизм и экстраверсия, входящие в состав этой модели, являются этиологически гомогенными. В то же время в формировании черты «психотизм» могут принимать участие два различных генетических фактора, определяющих параноидальное и враждебное поведение. В другом исследовании, напротив, было обнаружено, что отрицательная корреляция, наблюдаемая между нейротизмом и доброжелательностью, является прямым следствием действия продуктов генов, отвечающих за транспорт серотонина.
Среди различных сторон психики человека наиболее часто предметом генетических исследований оказывается темперамент. Повышенный интерес к нему определяется еще и тем, что в психологии именно он считается биологической основой личности, на которой формируется психологическая индивидуальность. Участие конституциональных (физиологических, биохимических и т. п.) факторов в развитии темперамента подтверждает мысль о том, что генетические факторы играют важную роль в его детерминации. Поэтому не случайно многие исследователи среди основных свойств темперамента непременно отмечают его наследственную детерминированность.
Хотя темперамент не играет определяющей роли в развитии личности человека, тем не менее проявления темперамента в определенных ситуациях могут оказаться решающими в развитии той или иной формы поведения. Свойства темперамента способны как благоприятствовать, так и противодействовать формированию определенных черт характера. Дисгармония темперамента ребенка и семейной обстановки, как указывают психологи А. Томас и С. Чесе, является важным фактором в развитии у детей проблем, связанных с поведением, а также причиной некоторых психологических проблем у взрослого. Показана, например, связь между таким свойством темперамента, как эмоциональность, и психическими расстройствами. Обнаружено также, что развитие и генетическая детерминация агрессивного поведения осуществляется через особенности темперамента. Таким образом, если мы признаем, что свойства темперамента принимают участие в развитии той или иной черты характера, то генотипические факторы пусть косвенно, через темперамент, но все-таки принимают участие в формировании характера.
Были получены убедительные доказательства того, что в развитии темперамента играют роль факторы не только генетические, но и средовые. Например, было показано, что коэффициент наследуемости экстраверсии и нейротицизма уменьшается с возрастом, что указывает на участие окружающей обстановки в развитии этих черт.
Хотя на данный момент проведено уже большое число исследований, посвященных изучению генетических основ темперамента, еще нельзя сказать, что в данном вопросе достигнута полная ясность. Полученные результаты очень разнообразны, а иногда и противоречивы. Сопоставление накопленных данных затрудняется также тем, что разные исследователи используют различные модели темперамента, несовместимые по своей структуре и числу свойств.
Наиболее надежным способом оценить степень влияния среды в развитии психологических признаков является метод приемных детей. В исследованиях, которые проводились в Миннесоте и Техасе, было установлено, что корреляция по характеристикам темперамента между биологическими сибсами (детьми одной супружеской пары) в среднем около 0.20 и около 0.15 для пары «родитель-потомок». Значения корреляции родителей с приемными детьми в этих изучениях лежали в пределах от 0.03 до 0.08, что указывало на небольшой эффект семейных условий в развитии черт темперамента.
Семейные исследования (близнецовый метод, метод приемных детей) дают важную информацию о наследственной основе темперамента, однако они не позволяют получить информацию о специфической природе генетических факторов темперамента. Установление конкретных генов, участвующих в формировании поведенческих признаков, сопряжено с рядом трудностей. В первую очередь, это высокая зависимость психологических свойств от воздействия внешних условий. Среда может затормозить появление признака даже в том случае, если в генотипе есть соответствующий ген; также путем воспитания можно развить свойства, для появления которых нет генетической базы. Во-вторых, психологические признаки относятся к признакам, которые контролируются множеством генов. Различные сочетания этих генов и сложные взаимодействия между ними создают неповторимый психологический портрет человека. Очень сложно выявить эффект гена с небольшим действием на фенотип, однако появление в последние годы молекулярно-генетических методов позволило сделать прорыв в этой области. Среди главных кандидатов на роль наследственных детерминант комплексного поведения и нарушений психики были выбраны гены, отвечающие за метаболизм нейротрансмиттеров.
Нейротрансмиттеры – химические соединения, с помощью которых клетки нервной системы осуществляют передачу сигналов друг другу, а также на клетки, которые они иннервируют. По своей структуре сами нейротрансмиттеры консервативны, однако в организме могут выполнять разнообразные функции. Специфичность действия нейротрансмиттера на клетку определяется рецепторами, с которыми нейротрансмиттеры связываются. Две клетки, имеющие на своей поверхности различные рецепторы, будут по-разному реагировать на один и тот же нейротрансмиттер. Предполагается, что различные типы рецепторов могут играть специфические роли в различных психологических проявлениях.
Одна из недавно выдвинутых моделей темперамента базируется на предположении о том, что различные свойства темперамента связаны с функционированием различных нейротрансмиттеров. Эта модель темперамента была предложена Робертом Клонинджером. Он выделяет три основных свойства темперамента, которые характеризуются различным типом поведенческой реакции индивида на внешние стимулы. Эти свойства обозначены им как «тяга к новому» (novelty seeking), «избегание опасности» (harm avoidance) и «зависимость от вознаграждения» (reward dependence). Клонинджер и его коллеги считают, что каждое свойство темперамента зависит от функционирования определенного вида нейротрансмиттера. Так, они предположили, что «тяга к новому» связана с дофаминэргической системой мозга, избегание наказания – с серотонергической, а главным модулятором в черте «зависимость от награды», вероятно, является норадреналин.
«Тяга к новому» выражается в сильном оживлении или возбуждении в ответ на новые стимулы, частой исследовательской активности. Индивиды, которые имеют по данному свойству более высокий уровень, характеризуются импульсивностью, возбудимостью, непостоянством и экстравагантностью, в то время как те, кто имеет низкие баллы по данной черте, проявляют тенденции к ригидности, верности и скромности. По своим проявлениям свойство «тяга к новому» является аналогом такой черты, как экстраверсия.
«Избегание опасности» проявляется в интенсивной реакции на отрицательные стимулы, вследствие чего в норме развивается активное избегание наказаний, новых стимулов и фрустрация без награды. Индивиды с высоким значением этой черты имеют тенденцию к пессимистическому волнению в ожидании будущих проблем, в связи с чем характеризуются пассивностью, уклончивым поведением и быстрой утомляемостью. Напротив, низкие баллы получают люди бодрые, подвижные, полные оптимизма. Предполагается, что «избегание опасности», выделенное Клонинджером, тесно связано фенотипически и генотипически с нейротизмом.
«Зависимость от вознаграждения» выражается во времени поддержания или скорости угасания поведения, вызванного возможностью награды или наказания. Высокие баллы имеют чувствительные, эмоциональные, зависимые и социабельные люди, низкий же показатель – люди прагматичные, нечувствительные, черствые и хладнокровные.
Каждая из этих черт проявляется в личности в различной степени. Клонинджер также полагает, что комбинации этих черт с высоким и низким уровнем образуют восемь типов темперамента.
Модель, предложенная Клонинджером, впервые получила свое подтверждение в 1996 г. в работах двух исследовательских групп.
С момента выхода в свет этих двух работ стали накапливаться сообщения о неудачных попытках воспроизвести полученные ранее результаты. Хотя в одном из исследований все-таки была обнаружена связь аллелей дофаминовых рецепторов с темпераментом, но уже с другим свойством – «избегание опасности».
Одной из причин неудачных попыток воспроизвести полученные первоначально результаты могла быть та, что в стартовых работах отмечали ложноположительный эффект. Такой эффект не связан с ошибками, допущенными исследователями, а вызван так называемой «популяционной стратификацией». Этот феномен заключается в том, что в результате популяционно-исторических процессов внутри единой популяции могут сформироваться подгруппы, имеющие этнические, религиозные и прочие различия. Субпопуляции могут отличаться по встречаемости в них исследуемого признака и случайным образом частота некоторых аллелей может совпадать с этими различиями. При такой ситуации фиксируется ассоциация признака с геном, но последний не будет иметь никакого отношения к данному признаку. Наблюдаемая при этом ассоциация будет отражать лишь исторические процессы, а не причинно-следственную связь. Действительно, были обнаружены значительные различия по частоте различных аллелей гена D 4 в популяциях по всему миру, которые могли бы быть причиной ложноположительных ассоциаций данного локуса с некоторыми психологическими чертами. Однако было показано, что ни один из аллельных генов дофаминовых рецепторов не имеет селективного преимущества ни в одной из популяций по всему миру.
Неудачи, связанные с попыткой получить однозначный результат, могут быть связаны также с тем, что изучение одной лишь структуры рецепторов недостаточно для полного отражения функционирования дофаминовой системы на уровне мозга. Детерминация того или иного свойства темперамента, например, может быть связана не с различиями в структуре рецепторов дофаминовой системы, а с местом их локализации или количеством в разных структурах мозга. Однако такие исследования пока еще не проводились, поскольку надежность биохимических измерений уровня функционирования нейротрансмиттеров в мозге низкая. Для определения уровня нейротрансмиттеров в мозге не существует прямых методов. Кроме того, имеется много компенсаторных обратных связей между выделением трансмиттера и ингибированием этого выделения в результате стимуляции ауторецепторов.
Цукерман сравнивает исследователей, пытающихся найти связь между отдельными чертами личности и определенными биохимическими структурами, с френологами, которые предполагали, что каждая черта личности имеет свое конкретное место в мозге. Гены являются удаленной причиной черт личности, опосредованной нейрохимическими и нейрофизиологическими механизмами. Контроль на молекулярном уровне, на уровне структуры и функционирования нервной системы может осуществляться независимыми генетическими элементами.
Накопленные в последнее время данные позволяют сделать вывод о том, что генетическая архитектура темперамента имеет сложный и многоуровневый характер. Вариабельность свойств темперамента является продуктом взаимодействия большого числа генов, а также средовых факторов. Следовательно, будущий успех в понимании генетической основы личности, которую мы называем темпераментом, требует комплексных исследований и зависит от оценки вклада каждого из перечисленных выше факторов.