Цены
Очная консультация
2500 руб.
Семейная консультация
3500 руб.
Профориентация
5000 руб.
Консультация по skype
2000 руб.
 
Спецпредложения
Пакет «4 консультации»
8400 руб.
Льготная консультация
1500 руб.
Консультация для студентов-псхиологов
2000 руб.
 
Контакты
Телефон: 8 (495) 508-01-95
Моб. телефон: 8 (917) 54-88-232
 

Критерии доверия и недоверия личности другим людям

Выдержки из статьи А. Б. Купрейченко, С. П. Табхаровой «Критерии доверия и недоверия личности другим людям». Психологический журнал, №2, Том 028, 2007, С. 55-67.
Точка зрения на доверие и недоверие как на относительно автономные психологические феномены является сравнительно новой. Условность новизны подхода объясняется тем, что некоторые его аспекты были обозначены в 50 – 70-е гг. XX в. в работах М. Дойча, Ж. Меллингера, Б. Ф. Поршнева, У. Рида и др. Однако в дальнейшем наибольшее распространение получил более упрощенный подход к проблеме соотношения доверия и недоверия, согласно которому эти феномены рассматриваются как противоположные, взаимоисключающие и, тем самым, взаимосвязанные. В то же время результаты исследований последних лет убедительно показывают, что доверие и недоверие как психологические феномены в значительной степени независимы друг от друга. Несмотря на ряд опубликованных работ по этой теме все еще недостаточно полно изучены признаки, факторы, функции, компоненты (основания), а также условия возникновения и существования доверия и недоверия. Целью настоящего исследования является определение критериев доверия и недоверия личности другим людям. Под критериями понимаются характеристики, на основании которых субъект определяет свою возможность доверять или не доверять другому человеку.
Общие признаки доверия и недоверия. Большинство исследователей отмечает, что доверие возникает в условиях неопределенности, уязвимости, отсутствия возможности контроля. Кроме того, нередко доверие определяется как состояние открытости. Однако и недоверие возникает только при наличии всех перечисленных условий. Если нет открытости, уязвимости и неопределенности, то нет и опасений, связанных с ними, и, следовательно, нет оснований не только для доверия, но и для недоверия. Важным положением современных исследований является утверждение о том, что доверие не всегда приносит благо, а недоверие – зло. Избыток доверия может иногда причинить значительный вред, а оптимальный уровень недоверия – существенную пользу. В то же время большинство исследователей определяют доверие как уверенно позитивные или оптимистические ожидания относительно поведения другого, а недоверие как уверенно негативные ожидания.
По нашему мнению, далеко не всегда доверие представляет позитивные ожидания. Доверяя человеку, мы принимаем от него не только позитивные, но и негативные оценки собственного поведения, а также неприятные для нас, но справедливые поступки, например наказание. Незаслуженная похвала в большей степени способна поколебать доверие, нежели неприятное, но обоснованное замечание. В свою очередь, и добро, идущее от человека, которому мы не доверяем, становится основой для еще больших подозрений. Особенно если мы ничем не заслужили подобное хорошее отношение. Существуют мудрые изречения, раскрывающие истинное значение этого «блага»: «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке», «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Таким образом, можно выделить признаки, которые позволяют более надежно, нежели позитивные и негативные ожидания, развести доверие и недоверие. Таковыми, по нашему мнению, выступают ожидание пользы (признак доверия), в том числе в форме порицания, ограничения или наказания (эти ожидания трудно назвать позитивными), а также ожидание вреда (признак недоверия), в том числе и в форме незаслуженного вознаграждения, лести, услужливости и т.д.
Наиболее близким по смыслу к дихотомии «ожидания пользы – ожидание вреда» является дихотомия «ожидание добра – ожидание зла». Не случайно в философской традиции наиболее часто одним из основных признаков доверия выступает нравственное поведение. Б. А. Рутковским доверие понимается как нравственное понятие, выражающее такое отношение одной личности к другой, которое исходит из убежденности в ее добропорядочности, верности, ответственности, честности, правдивости. С этой позиции противоположностью доверия выступает недоверие, понимаемое как состояние, в котором искренность и честность человека подвергаются сомнению. Однако такое противопоставление является оправданным далеко не всегда. Человек, которому мы не доверяем, может также действовать сообразно нормам морали, но его интересы и цели деятельности могут вступать в противоречие с нашими и потому вызывать закономерные опасения. В этом случае мы имеем дело с заслуживающим уважения противником.
Однако недоверие возникает и тогда, когда второй участник взаимодействия не проявляет и даже не испытывает враждебности. Он может вообще не подозревать о существовании конфликта целей и интересов. Но если этот конфликт очевиден для первого субъекта, если он испытывает зависть или враждебность и готов к соперничеству, то ожидание адекватной реакции на подобное отношение порождает недоверие к противной стороне. Готовность к вражде или конкуренции вызывает опережающее ожидание отмщения и порождает «превентивное» недоверие.
Попытка определить доверие как однозначное ожидание нравственного (справедливого, честного, ответственного) поведения, а недоверие как ожидание безнравственного поведения оказывается несостоятельной еще и по другой причине. Как показали результаты нашего эмпирического исследования, крайняя степень выраженности некоторых нравственных качеств (гиперответственность, кристальная честность и т.д.) неоднозначно воспринимается респондентами. Большинство из них считает эти характеристики важными основаниями для проявления доверия другому человеку. Однако у некоторых такая бескомпромиссность и нечувствительность к контексту (особенно со стороны близкого человека) вызывает недоверие, поскольку может привести к неприятным последствиям. Например, даже очень честный человек в нравственно неоднозначной ситуации не всегда способен сохранить чужую тайну и в этом случае будет оцениваться как «предатель». Таким образом, нравственность не является критерием, позволяющим однозначно и надежно разграничить понятия «доверие» и «недоверие». Совпадение перечисленных выше признаков доверия и недоверия возвращает нас к вопросу о том, в чем же состоят главные различия этих феноменов.
Основные признаки, дифференцирующие доверие и недоверие. В работах отечественного историка и социального психолога Б. Ф. Поршнева предложены некоторые основания для разведения содержания и происхождения обсуждаемых феноменов. Отвергая представление о том, что доверие есть всего лишь отсутствие недоверия, Б. Ф. Поршнев отмечает, что эти явления могут сосуществовать. Используя аналогию с законом обратной индукции возбуждения и торможения в физиологии ВНД, он считает, что основанная на доверии суггестия, сила прямого влияния слова на психику, индуцирует (хотя и не автоматически) ограждение, складывающееся из разных психических механизмов. Недоверие и есть первый феномен из серии этих охранительных психических антидействий. Понимая доверие как предрасположенность к внушению и зависимости от другого человека, Б. Ф. Поршнев отмечает, что «зависимость» (суггестия) первичнее, материальнее, чем «внутренний мир» одиночки. По мнению ученого, недоверие есть отношение, формирующее внутренний мир человека: психическая независимость достигается противодействием зависимости. Таким образом, способность не доверять, наряду со способностью доверять, – онтогенетически и филогенетически одно из древнейших образований.
Подобный взгляд, по нашему мнению, способен расширить заложенные Э. Эриксоном и ставшие традиционными представления о формировании базального доверия на ранних стадиях отногенеза. Можно высказать гипотезу, что базальное доверие (ощущение единства, тождественности с матерью) – это то, что дано от рождения. Продолжая аналогию Б. Ф. Поршнева, следует предположить, что оно первичнее, чем ощущение независимости. Отделение от матери и одновременное вхождение в мир (открытость ему) нарушает привычный комфорт младенца в утробе матери, вызывает ряд неприятных ощущений, которые и формируют в конечном итоге чувство физических границ с матерью и окружающим миром. Постепенно ребенок научается находить источники приятных ощущений и избегать неприятных, т.е. делать правильный выбор в пользу приближения и единства или в пользу избегания и враждебности. Инстинкт самосохранения (стремление защитить собственные границы от разрушающего воздействия), по своей сути, есть проявление базального недоверия личности. Базальное недоверие – ощущение небезопасности окружающего мира и стремление к избеганию неприятных факторов среды возникает на ранних стадиях онтогенеза как закономерное следствие базального доверия, с которым ребенок рождается.
Таким образом, на начальном этапе развития личности формируются навыки доверия и недоверия к миру. Это сочетание открытости миру и закрытости от него, по нашему мнению, и есть подлинная независимость, автономность, т.е. именно то новообразование, которое формируется на первой стадии психосоциального развития личности, названной Э. Эриксоном «краеугольным камнем жизнеспособности личности». Автономность человека, в числе других элементов, включает осознание им границ собственного Я, своего психологического пространства и границ окружающего мира. Опасения, связанные с вторжением окружающих людей в эти границы, а также нарушением субъектом границ окружающего мира и других людей, являются основой недоверия. Основанием доверия выступают ожидания пользы (доброго и справедливого отношения) от тех, кому личность открывает границы собственного психологического пространства, или тех, в чьи границы она проникает сама.
Анализ происхождения доверия и недоверия вплотную подводит нас к рассмотрению функций, которые выполняют эти явления в жизни субъекта. Доверие и недоверие регулируют отношения субъекта с окружающим миром, интегрируют опыт взаимодействия с ним, ориентируют личность в системе отношений, сохраняют и воспроизводят социально-психологическое пространство человека, способствуют развитию субъекта и др. В то же время можно выделить функции, специфичные для доверия и недоверия. Благодаря доверию субъект вступает во взаимодействие с миром, познает и преобразует его и себя. Именно доверие создает условия для познания, обмена и взаимодействия субъекта с окружающим миром. Недоверие же способствует сохранению и обособлению субъекта и его социально-психологического пространства. В этом проявляется и его защитная функция. Таким образом, одним из признаков, способных развести доверие и недоверие является «ориентация на обмен и взаимодействие – ориентация на сохранение и обособление».
Динамический баланс доверия и недоверия личности есть результат влияния двух взаимосвязанных факторов: «притяжение-избегание» и «приятно-неприятно». Интересные объекты при сближении вызывают у ребенка разные ощущения и эмоции, формируя представление о приятном или неприятном (опасном). На следующих стадиях развития, наряду с фактором «приятно-неприятно», значимыми становятся также показатели «полезно-вредно», «плохо-хорошо», «нравственно-безнравственно». Эту группу факторов можно условно объединить под названием «ожидание добра-ожидание зла». Значимость каждого из входящих в эту группу факторов для построения отношений доверия/недоверия определяется целым спектром личностных, социально-демографических, социокультурных, ситуативных и других детерминант.
Среди основных факторов доверия-недоверия имеются конативные, когнитивные и эмоциональные образования. Это позволяет рассматривать доверие и недоверие как психологическое отношение с его традиционной структурой, включающей перечисленные компоненты. Таким образом, недоверие может пониматься как психологическое отношение, включающее осознание рисков, возникающих при открытости субъекта и партнера по взаимодействию; чувство опасности и негативные оценки партнера; настороженность и напряженность (готовность прекратить контакт, ответить на агрессию или проявить опережающую враждебность). В свою очередь, доверие есть отношение, включающее интерес к партнеру, ожидание взаимной пользы (в том числе, связанной с ограничением, порицанием или наказанием); позитивные эмоциональные оценки этого человека; готовность совершать добрые поступки по отношению к нему, открытость и расслабленность.
Важно отметить, что содержание и степень опасений (недоверия), как правило, не эквивалентны содержанию и уровню надежд (доверия). Приобретения от оправдания доверия и потери в результате подтверждения недоверия, в большинстве случаев, ни качественно, ни количественно, ни, тем более, психологически не являются эквивалентными. Если ожидания доверия не оправдаются (ситуация низкой удовлетворенности ожиданий), ничего страшного не произойдет – мы просто не получим «выигрыш». Если же подтвердятся ожидания недоверия, то, впустив на свою «территорию» опасного партнера, мы можем потерять нечто высокозначимое. Так, для многих людей аргументами в пользу вступления в брак являются ожидания понимания, любви, комфорта и т.д. (характеристика высокого доверия). Низкая выраженность этих чувств и состояний снизит удовлетворенность семейной жизнью, но, скорее всего, не приведет к разрыву. Однако более опасные факторы, такие как насилие, предательство, измена, алкоголизм, наркомания и т.д., способны разрушить брак. При этом потери окажутся более существенными, нежели от неподтверждения позитивных ожиданий. Утраченными могут оказаться вера в людей, надежды на будущее, круг общения, социальный статус, материальные блага. Образно проблему доверия-недоверия можно представить как дилемму мыши перед мышеловкой». В случае оправдания доверия она получает кусочек сыра, в случае же подтверждения недоверия – теряет жизнь. Таким образом, высокое доверие означает ожидание значительного блага, а низкое – невысокие ожидания. Высокое недоверие проявляется как страх многое потерять. Низкое недоверие характеризуется невыраженными опасениями, низкой субъективной оценкой рисков.
Амбивалентность доверия и недоверия. Еще одним вызывающим интерес вопросом является анализ условий, при которых возможно сосуществование доверия и недоверия в межличностных и организационных отношениях. Многие современные исследователи считают, что люди достаточно легко формируют амбивалентное представление о другом, в том числе и в отношениях доверия-недоверия. Это означает, что субъекты способны одновременно доверять и не доверять друг другу. В результате анализа работ других авторов, а также в результате собственных исследований мы определили условия, при которых доверие и недоверие выступают относительно автономными феноменами, способными существовать одновременно в отношении к одному и тому же объекту и проявляться в амбивалентных оценках. Такими условиями выступают, во-первых, многоаспектность и динамичность отношений между людьми; во-вторых, наличие у партнера по взаимодействию противоречивых качеств; в-третьих, высокая субъективная оценка рисков, возникающих в результате открытости и высокого доверия субъекта и партнера по взаимодействию; в-четвертых, противоречивое отношение субъекта к ряду личностных свойств оцениваемого человека (силе, активности, слабости и т.д.).
Выводы
1. В процессе анализа доказана неправомерность определения доверия и недоверия как взаимоисключающих феноменов полярной валентности. В работе определены их общие признаки, условия возникновения и функции в регуляции жизнедеятельности субъекта. Выделены основные характеристики, по которым доверие и недоверие различаются в наибольшей степени. В частности, высказана гипотеза о формировании в раннем детстве базального недоверия в тесной связи с базальным доверием. Основные функции доверия – познание, обмен и обеспечение взаимодействия субъекта с миром. Основная функция недоверия – самосохранение и обособление.
2. Критерии доверия и недоверия другим людям имеют как сходство, так и различия. Для доверия наиболее значимы следующие характеристики оцениваемого человека: сила, активность, оптимизм, смелость, нравственность, приязнь, надежность, открытость, ум, образованность, находчивость, независимость, организованность, вежливость, близость мировоззрения, интересов и жизненных целей. Наиболее значимыми критериями недоверия выступают: безнравственность, ненадежность, агрессивность, болтливость, принадлежность к враждебной социальной группе, конфликтность, конкурентность, невежливость, скрытность, глупость.
3. Выделены характеристики оцениваемого человека, позитивный полюс которых высоко значим для доверия, а негативный – примерно в равной степени значим для недоверия. Такими критериями доверия/недоверия выступают, в первую очередь: нравственность-безнравственность, надежность-ненадежность, открытость-скрытность, ум-глупость, независимость-зависимость, не конфликтность-конфликтность.
4. Критерии доверия и недоверия отдельным категориям людей отличаются между собой. В целом большинство позитивных характеристик наиболее значимы для доверия близкому человеку. Негативные характеристики – для недоверия незнакомому человеку. В этом проявляются особенности функций доверия в разных системах межличностных и межгрупповых отношений, в частности, функция сохранения и воспроизводства социально-психологического пространства субъекта. Поэтому некоторые качества одними и теми же респондентами рассматриваются как критерии доверия для близких людей и как критерии недоверия для малознакомых и чужих.
5. Выявлены характеристики, которые значительной частью респондентов определяются в качестве критериев доверия, и другой столь же значительной частью – в качестве критериев недоверия. Детерминируются эти различия индивидуальными, групповыми или ситуативными особенностями отношения к данным характеристикам оцениваемого человека, а также особенностями функций доверия и недоверия. В этих особенностях критериев доверия и недоверия проявляется, в частности, жизненная позиция личности или прослеживается влияние социальных норм конкретного сообщества.
6. Выделенные факторы доверия можно условно разделить на две группы: факторы оценки позитивных перспектив потенциального сотрудничества или взаимодействия (заинтересованность в доверии, ценность доверия, ожидание блага в результате доверия); а также факторы прогноза успешности построения доверительных отношений (прогнозирование возможности и легкости/трудности процесса построения доверия). Аналогично, факторы недоверия делятся на факторы оценки негативных последствий взаимодействия (риски открытости) и факторы прогноза успешности защиты от них (прогнозирование возможности и легкости/трудности защиты). Факторы доверия и недоверия подразделяются на факторы субъектных свойств, свойств партнера и характеристик процесса межличностного или межгруппового взаимодействия.