Цены
Очная консультация
1800 руб.
Семейная консультация
3000 руб.
Профориентация
3000 руб.
Консультация по skype
1200 руб.
 
Спецпредложения
Пакет «4 консультации»
6000 руб.
Пакет «10 консультаций»
13500 руб.
Льготная консультация
1000 руб.
Консультация для студентов-псхиологов
1200 руб.
 
Контакты
Телефон: 8 (495) 508-01-95
Моб. телефон: 8 (917) 54-88-232
 

Психологическая адаптация женщин с травматичным опытом искусственного прерывания беременности

Выдержки из статьи Е. А. Сергиенко и Т. С. Миковой «Психологическая адаптация женщин с травматичным опытом искусственного прерывания беременности». Психологический журнал, № 4, Том 032, 2011, C. 70-82.
В теории психологической адаптации существуют разные подходы к проблеме стресса и его преодоления. В них учитывается вклад личности и особенностей среды в развитие адаптации. Исследуются условия ситуации, умений и ресурсов личности, обеспечивающие оптимальную адаптацию. Преодоление стресса как стремление человека к благополучию выполняет в течение короткого периода времени функцию гомеостаза, а в продолжительные сроки – трансформационные (адаптационные) функции (с учетом отдаленных последствий). Частично эти функции зависят от типа реакций и используемых стратегий преодоления.
Адаптация – сложный процесс, включающий понятия защиты, приспособления, умения и стратегии преодоления. Психология субъекта на основе развиваемого ею системно-субъектного подхода объединяет в единое пространство такие механизмы поведения, как саморегуляция, контроль поведения, психологические защиты и стратегии совладания, представляющие общий адаптационный потенциал человека.
Саморегуляция является необходимым компонентом любой деятельности человека. В содержание понятия «саморегуляция психических состояний» входят: умение владеть собой, своими действиями и поступками, переживаниями и чувствами; способность сознательно поддерживать и регулировать свое самочувствие и поведение в стрессовых ситуациях. Достижение психологического благополучия в затруднительных условиях возможно при успешном функционировании системы психической адаптации.
Контроль поведения рассматривается как психологический уровень саморегуляции произвольной активности, обеспечивающий целенаправленную деятельность субъекта. На основе индивидуальных ресурсов он включает в себя три субсистемы (когнитивный контроль, эмоциональную регуляцию, волевой контроль), создавая индивидуальный паттерн саморегуляции. Как интегративная регуляторная функция субъекта контроль поведения играет важнейшую роль в возможности преодоления человеком сложностей жизни, связанных с выбором адекватного способа решения проблем.
Существуют экспериментально аргументированные данные о том, что контроль поведения как своеобразное соотношение когнитивного, эмоционального и волевого компонентов связан с типами предпочитаемых психологических защит и стратегий совладания. При этом контроль поведения, начиная складываться на ранних этапах развития субъекта, представляет собой более стабильную и устойчивую величину по сравнению с защитным и совладающим поведением.
Большинство современных исследователей рассматривают механизмы психологической защиты как интрапсихическую адаптацию человека за счет подсознательной переработки поступающей информации, способствующей гармоничному состоянию сознания. Совладающим представляется поведение, позволяющее субъекту осознанно справиться со стрессом способами, адекватными личностным особенностям и ситуации. Если субъект не обладает этим видом поведения, возможны неблагоприятные последствия для продуктивности его деятельности, здоровья и благополучия.
Особенности стратегий адаптивного поведения обнаруживаются в трудных жизненных ситуациях, предъявляющих высокие требования к индивидуальным ресурсам субъектной саморегуляции. Любая сложная жизненная ситуация представляется в качестве обусловленного внутренними и внешними факторами фрагмента действительности, на субъективном уровне воспринимаемого как психологическое затруднение.
Стрессовой ситуацией в структуре жизненного пути личности женщины может явиться искусственное прерывание беременности. Женщины, прошедшие через аборт, в той или иной мере подвержены воздействию травматических факторов. Травматический стресс, или психическая травма, представляет собой системное психическое нарушение, возникающее в результате воздействия факторов экстремальных ситуаций, выходящих за рамки обыденного опыта. При рассмотрении травматичных последствий абортов для психики женщины часто используется понятие «синдром последствий аборта» (СПА) («Post abortion syndrome»), который, с точки зрения многих исследователей, представляет собой особый вариант ПТСР. Для СПА характерны следующие критерии:
1) переживание аборта, который воспринимается как травматическое событие;
2) неконтролируемые повторяющиеся переживания, связанные с процедурой аборта, нерожденным ребенком, выражающиеся во флешбэк-эффектах (англ. flashback: flash – вспышка, озарение; back – назад; – всплывание картин из прошлого; человек переживает действия, которые с ним происходили ранее), ночных кошмарах, горевании;
3) безуспешные попытки избегания и отрицания воспоминаний, связанных с абортом, избегание встреч с беременными женщинами;
4) симптомы «вины выжившего», которых не было до аборта.
Процесс совладания с травматичными переживаниями, связанными с прерыванием беременности, имеет свою специфику по сравнению с другими видами психической травматизации. Как правило, опыт аборта является интимным переживанием, которым не принято делиться даже с близкими людьми. Представления об аморальности этого поступка, а также религиозные запреты делают аборт закрытой темой для обсуждения. Известно, что основными характеристиками субъективной картины травматического события при переживании искусственного прерывания беременности являются чувства вины, стыда, безнадежности и утраты, а также негативный образ Я и снижение самоуважения. Женщины, решившиеся на аборт, демонстрируют значимо больше депрессивной симптоматики, чем беременные, не имеющие таких намерений. Совладание с травматичными переживаниями, связанными с абортом, осложняется также тем, что объект утраты носит очень сложный характер, вызывающий зачастую амбивалентные чувства. Очень трудно допустить в сознание переживание утраты объекта, который не был рожден, не имел имени, т.е. как бы не существовал.
Цель работы – исследование механизмов адаптивного поведения женщин, имеющих травматичный опыт искусственного прерывания беременности.
Данное исследование не является клиническим и направлено на изучение субъективных представлений женщин об искусственном прерывании беременности. В нашей работе при использовании терминологии «травма после аборта», «травмирующая ситуация аборта», «травматичный опыт» и т.п. речь идет о стрессогенном воздействии ситуации прерывания беременности на психику женщины, а не о физических травмах после операционного вмешательства.
Изучение взаимосвязи подсистем контроля поведения, механизмов психологической защиты и совладания у женщин с травматичным опытом аборта представляется нам важным, поскольку абортивная травма дезорганизует мир женщины, вносит существенные изменения в ее жизнь. В связи с этим важно знать специфику психической регуляции поведения травмированных женщин, обеспечивающей адаптацию субъекта к окружающей среде в целом.
Участники исследования – 145 женщин репродуктивного возраста (от 20 до 35 лет), имеющих одного или несколько детей (средний возраст – 29 лет). Из них 50 женщин с опытом искусственного прерывания беременности и 95 женщин, никогда не прерывавших беременность. У всех респондентов с опытом аборта прерывание беременности происходило в результате обдуманного и принятого самой женщиной решения (без медицинских показаний). Одним из условий отбора было наличие у всех испытуемых детей.
Основную группу исследования составили женщины, имеющие опыт искусственного прерывания беременности и выраженную реакцию на травму. В группу сравнения вошли женщины, никогда не прерывавшие беременность и не имеющие тяжелых переживаний по поводу этого события. Далее условно будем называть эти группы «С травмой» и «Без травмы».

Обсуждение результатов

Полученные данные позволяют нам определить основные характеристики контроля поведения у женщин с травматичным опытом искусственного прерывания беременности.
Прежде всего, это слабый уровень развития регуляторных процессов Программирования и Оценивания результатов в отличие от женщин из группы «Без травмы». Они предпочитают действовать методом проб и ошибок, поскольку не могут самостоятельно сформировать программу действий для разрешения проблемы. Вероятно, именно из-за этого существуют актуальные травматичные переживания после прерывания нежелательной беременности и сложность их разрешения. Характерная слабость в оценке себя и своей деятельности часто ведет к не адекватным цели результатам. Подобные особенности саморегуляции, устойчиво проявляющиеся в различных жизненных ситуациях, приводят к игнорированию уже совершенных ошибок. Общий уровень саморегуляции у травмированных женщин также имеет низкие значения. Это свидетельствует о негармоничном профиле саморегуляции, в котором снижена возможность компенсации неблагоприятных для достижения цели личностных особенностей. В целом подобный когнитивный стиль требует больших энергетических затрат для поддержания необходимого поведения, исправления ошибочных действий, компенсации психологической неудовлетворенности и оказывает негативное воздействие на психическое состояние женщины с актуальными переживаниями травмы.
Эмоциональный контроль в обеих группах соответствует среднему уровню развития. Однако у женщин с травматичным опытом аборта прослеживается тенденция к более эффективной работе этой подсистемы контроля поведения. Возможно, подобная особенность выполняет компенсаторную адаптивную функцию и помогает женщинам из группы «С травмой» организовывать свою деятельность несмотря на слабость развития когнитивного контроля поведения.
Данные исследования произвольной активности свидетельствуют о значимых различиях в двух группах. Женщины из группы «Без травмы» при неудаче более склонны предпринимать активные действия по разрешению возникшей проблемы. Вероятно, высокая когнитивная гибкость этих женщин компенсирует среднеразвитую способность эмоционального регулирования, что позволяет им без нарушения процесса деятельности и лишних эмоциональных затрат справляться с некомфортными условиями жизни. Женщины с травматичным опытом аборта в ситуации неудачи более ориентированы на эмоции и чувства по поводу произошедшего. Ориентация на состояние связана с задержкой реализации намерения, вызванной мыслями и анализом прошлого, настоящего и будущего. По нашему мнению, дефицит когнитивных возможностей не позволяет таким женщинам осознавать весь комплекс внешних и внутренних условий, необходимых для достижения цели, создавать конкретные программы действий при необходимости ее корректировки. Поэтому женщины с травмой «застревают» на своих размышлениях и переживаниях, обдумывании причин произошедших неудач, что требует лишних затрат психических ресурсов и мешает конструктивному разрешению трудностей. Такой способ регуляции поведения не является экономным.
Женщины с травматичным опытом аборта в сложных жизненных обстоятельствах используют механизмы психологической защиты по типу Проекции и Рационализации.
Сильная выраженность Проекции свидетельствует о постоянном бессознательном стремлении таких женщин ослабить интенсивность актуальных отрицательных эмоций, связанных с прерванной беременностью. Вероятнее всего, за счет осуществления проекций женщины частично блокируют осознание собственной роли в этой ситуации и переносят часть ответственности за свой поступок на других, тем самым снижая связанное с ней напряжение. Здесь проекция выступает в качестве попытки справиться с недовольством собой путем приписывания другим людям неприемлемых для себя качеств или чувств. Такая переориентация позволяет защититься от неприятия себя окружающими. Вредоносная функция проекции заключается в ошибочной интерпретации реальности, что, по-видимому, и происходит у травмированных женщин.
Высокий уровень напряженности механизма Рационализации у женщин из группы «С травмой» говорит о когнитивных усилиях, направленных на поиск псевдоразумных объяснений своих поступков. Наши данные свидетельствуют о том, что рационализация в этой группе наиболее выражена у женщин с высокими показателями контроля поведения, развитость которого необходима для применения данного защитного механизма. Осознание и использование в мышлении только той части воспринимаемой информации, благодаря которой собственное поведение предстает как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам, помогает женщинам с актуальными психологическими проблемами частично снимать возникающее напряжение. Но при этом обязательно проявляются неудовлетворенность собой и своими поступками и потребность в самооправдании.
Также женщины с травматичными переживаниями чаще, чем нетравмированные, прибегают к использованию совладающей стратегии Самоконтроль. Этот копинг-механизм относится к группе эмоционально-ориентированного совладания, когда психические усилия направлены не на разрешение некомфортной ситуации, а на сохранение самообладания и регуляцию собственных чувств. Полагаем, что подобная стратегия объясняется своеобразием системы контроля поведения этих женщин. В сложной жизненной ситуации невозможность приложить адекватные когнитивные усилия к решению проблемы (из-за недостаточной развитости этой подсистемы контроля поведения) вынуждает их активизировать контроль эмоциональный, направленный на управление своими чувствами и эмоциями. Известно, что эмоционально-ориентированное совладание может изменить лишь способ интерпретации случившегося, но не саму ситуацию.
Состояние механизмов защиты и совладания у травмированных женщин связано с наличием актуального психического напряжения и тревоги по поводу аборта. Таким образом, защитный стиль (Проекция, Рационализация и Самоконтроль), специфичный для женщин с травмой, не является продуктивным и снижает возможность проявления более эффективных способов совладания и успешного разрешения проблем.
Для женщин без травмы не характерно прибегание к механизмам психологической защиты в затруднительной ситуации. При возникновении трудностей они выбирают сознательные способы их преодоления, а именно стратегию совладания Конфронтирующее поведение. Данный тип копинга направлен на непосредственное разрешение сложной ситуации и относится к проблемно-ориентированному типу совладания. Использование конфронтирующего копинга предполагает наличие как агрессивных тенденций, направленных на изменение ситуации, так и рациональных, преднамеренных усилий, направленных на разрешение проблемы. Подобный вариант совладания в сочетании с гармоничным стилем саморегуляции у таких женщин, вероятно, является достаточным для успешного функционирования субъекта в трудных жизненных условиях. Подчеркнем, что для нетравмированных испытуемых в сложных ситуациях характерен выбор именно сознательного совладающего поведения, направленного на активное взаимодействие субъекта с ситуацией.

Выводы

Травмированные женщины отличаются низким уровнем когнитивного и произвольного контроля, а нетравмированные испытуемые обладают высокой когнитивной пластичностью и способностью беспрепятственно осуществлять свои намерения для достижения цели. Эмоциональный контроль в обеих группах осуществляется на среднем уровне.
Для женщин с травматичным опытом характерно использование бессознательных механизмов защиты психики и сознательных способов совладания, которые отличаются эмоционально-ориентированным и дезадаптивным характером. Женщины без травмы в большинстве случаев прибегают к продуктивному проблемно-ориентированному стилю совладания.
В обеих группах испытуемых было выявлено своеобразие соотношения адаптивных механизмов поведения. Женщины без травмы отличаются тесными связями контроля поведения, психологических защит и совладания, в большинстве случаев имеющих компенсаторный характер, где предпочтение отдается нескольким наиболее продуктивным стратегиям. Для травмированных женщин характерна система многочисленных связей между изучаемыми показателями с меньшими компенсаторными возможностями, что не способствует успешному совладанию, а лишь усиливает общее психическое напряжение субъекта.