Цены
Очная консультация
1800 руб.
Семейная консультация
3000 руб.
Профориентация
3000 руб.
Консультация по skype
1200 руб.
 
Спецпредложения
Пакет «4 консультации»
6000 руб.
Пакет «10 консультаций»
13500 руб.
Льготная консультация
1000 руб.
Консультация для студентов-псхиологов
1200 руб.
 
Контакты
Телефон: 8 (495) 508-01-95
Моб. телефон: 8 (917) 54-88-232
 

Теоретические основы исследования прощения как феномена межличностного общения

Выдержки из статьи А. С. Чуковой, В. В. Гриценко «Теоретические основы исследования прощения как феномена межличностного общения». Психологический журнал, № 5, Том 032, 2011, C. 16-22.
Межличностное общение является необходимым условием развития и существования личности. Вместе с тем в процессе взаимодействия могут возникать конфликтные ситуации и нарушаться гармоничные отношения между партнерами по общению.
Конфликтные ситуации могут разрешаться путем снисхождения обидчика по отношению к обиженному, забыванием причиненной обиды, договоренностями. Среди альтернатив разрешения можно назвать и прощение, в этом случае оно выполняет регулятивную функцию межличностных отношений.
Прощение играет не менее важную роль в регуляции эмоций и чувств, что, в свою очередь, положительно сказывается на физическом и психическом здоровье личности. Более того, прощение может привести к появлению нового смысла и новых целей в жизни человека, и вследствие этого оно может служить источником развития и личностного роста.
Прощение – достаточно распространенный феномен межличностного общения. Существует немало людей, которые нуждаются в специальной помощи по преодолению обиды, принятию или выражению прощения. Это подтверждается работами психологов и психотерапевтов различных направлений.

Представления о прощении в современной психологии

В. Франкл был убежден, что в страдании и прощении человек может находить личностный смысл. Именно на это положение опираются в своих работах по преодолению обиды многие современные психологи и психотерапевты (Р. Уолш, Б. Якобсен, Р. Энрайт, Э. Гассин). Э. Фромм понимал прощение как исцеление, где может помочь любовь, а не принятие наказания.
В отличие от исследователей, рассматривающих, прежде всего, дарование прощения обиженным, К. Изард обратил внимание и на роль обидчика в процессе прощения. Он подчеркивал роль осознания и переживания вины, которая запускает процесс раскаяния и осознания необходимости просьбы прощения.
В отечественной психологии существует точка зрения на прощение как принятие другого. Для радикального устранения обиды требуется именно безусловное прощение, которое базируется на любви и принятии другого таким, каков он есть.
По утверждению Д. Мабои, прощение с точки зрения психологии личности – это личностное свойство. Так, например, Р. Эммонс описывает прощение как личностный конструкт высокого уровня, определяемый набором особых качеств: восприимчивость к обстоятельствам, смягчающим злобу, навыки управления эмоциями, эмпатия, смирение, готовность воздавать добром и желание состоять в гармоничных отношениях. Изучение феномена прощения в русле психологии личности ведется через изучение личностных свойств, которые могли бы «предсказать», спрогнозировать выражение прощения.
Зарубежные исследователи говорят также о прощении, как некоем акте. Так, например, Д. Хоуп определяет прощение как добровольный акт, выбор, сделанный по поводу того, как человек относится к своему прошлому. Обидчик может выбрать месть, воздаяние за обиды, может «разрешить» обиды и расстаться с чувством негодования. О прощении как отпущении чувства обиды говорят Д. Ансбюргер, Т. Стивен.
Согласно Дж. Пэттону, прощение является не просто каким-либо действием, это процесс открытия. Такого открытия, в результате которого человек понимает, что он мало отличается от тех людей, кто обидел его. Другими словами, человек пытается поставить себя на место обидчика и понимает, что сам может совершить такие же ошибки.

Понимание прощения как процесса

В целом многие зарубежные авторы определяют прощение как процесс. Количество стадий, его составляющих, может разниться, но, как правило, суть описания сходна. На первом этапе человек, которого обидели, проходит через осознание факта совершенного против него проступка (К. Паргамент, Т. Хэргрэйв, Б. Канингэм, Р. Энрайт, Р. Мюррэй), возможно, поначалу отрицая его под действием психологических защит, чтобы избежать последствий признания обиды (Дж. Шмидт, Р. Энрайт). Авторы сходятся в том, что на данном этапе обиженный переживает гамму эмоций и чувств: гнев, боль, раздражение, растерянность и т.п., изменяется отношение к обидчику (Е. Уортингтон, Б. Канингэм, Р. Энрайт, Дж. Шмидт, У. Хилл и П. Муллен). По мнению Р. Энрайт, обиженный постоянно сравнивает свое положение с положением более удачливого обидчика и осознает, что вследствие обиды его взгляды на справедливость сильно изменились.
На втором этапе обиженный человек понимает, что с болезненными чувствами и ситуацией в целом необходимо как-то справляться и после перебора альтернатив останавливается на решении простить. Облегчает прощение, по утверждению ряда авторов, эмпатия, сопереживание обидчику (Е. Уортингтон, Р. Энрайт, У. Хилл, Дж. Пэттон); другие исследователи указывают на возмещение обиды со стороны обидчика (Дж. Шмидт, Т. Хэргрэйв, Р. Мюррэй). Б. Канингэм говорит о смирении обиженного, которое противостоит осуществлению им мести и позволяет посмотреть на себя как на несовершенного человека. Просьба о прощении не является обязательным этапом в процесс прощения, но она облегчает выражение прощения обиженным. После дарования прощения возможно примирение, восстановление прежних отношений (Дж. Шмидт, Р. Мюррэй, Р. Энрайт). Р. Энрайт как отдельную стадию определяет нахождение смысла в переживаниях и даровании прощения, постановку новых целей, осознание не только психологических, духовных выгод, но и физических.
По утверждению Э. Гассин, прощение в психологических исследованиях понимается как активное преодоление негативной ориентации по отношению к обидчику и развитие по отношению к нему позитивной ориентации. Р. Энрайт и его коллеги, придерживаясь данного определения, отмечают, что прощение есть не отрицание собственной правоты в суждениях, а попытка взглянуть на обидчика с милосердием, состраданием и любовью, в то время как он, казалось бы, должен быть лишен права на проявление к нему указанных чувств. На основе подобных моральных чувств возникает усилие по преодолению негативной ориентации по отношению к обидчику и развитие позитивной ориентации.
Определение прощения, по мнению Р. Энрайта и его коллег, становится более полным, если признать, что оно задействует аффективную, когнитивную и поведенческую сферы личности.
Такие эмоции, как гнев, ненависть, обида, печаль или презрение должны быть оставлены. В когнитивном плане человек прекращает осуждение обидчика и отвергает мысль о мести, когда прощение происходит. А поведенческий аспект проявляется в скором отказе от мести.
Исследователи перечисляют несколько признаков, определяющих контекст, в котором прощение оказывается уместным. Прощение следует за личным неоправданным ущемлением со стороны другого человека. Ущерб должен быть причинен тому, кто прощает, и этот ущерб должен переступить границы стандартного представления о справедливости. Отсюда следует, что обиженный должен обладать чувством справедливости для оценки того, чтобы определить, имела место обида или нет. Таким образом, обида должна быть объективной реальностью. И несмотря на то, что некоторые мыслители утверждают, будто все события нейтральны и кто-то просто негативно интерпретирует некоторые из них, Э. Гассин говорит, что существует объективное нарушение принципов морали в человеческих взаимоотношениях.
Суждения о том, что в основе прощения лежит нравственный акт, придерживается и российская исследовательница А. А. Родионова. По ее определению, прощение представляет собой психологический процесс отказа от обвинения в форме принятия позиции другого, признания собственной вины и возвышения над наличной ситуацией. Кроме того, прощение является одной из форм реализации нравственной потребности личности под влиянием различных факторов: раскаяния, толерантности, нравственности, надситуативности и развития. Она выделяет следующие стадии процесса прощения: проступок, оценка нравственной ситуации, сопоставление нравственных альтернатив, принятие позиции другого человека, признание собственной вины; далее предполагается три варианта: непрощение, прощение без примирения, примирение. Как итог – реализация нравственной потребности личности.
Ряд авторов считают обязательным, помимо аспекта выражения, дарования прощения, рассматривать и другую его сторону: поиск и получение прощения. С. Сэндэйдж, Е. Уортингтон, Т. Хаит и Дж. Бэрри определяют поиск прощения как побуждение принять моральную ответственность и попытаться достичь восстановления межличностных отношений вслед за обидой, в которой одна сторона заслуживает морального порицания. Как правило, исследователи описывают поиски прощения, как и в случае с выражением прощения, в виде процесса. Создается единая модель процесса прощения (в которой одновременно рассматривается и сторона обиженного, и сторона обидчика), или модель, сходная с той, которая описывает дарование прощения. На первом этапе выделяется осознание ситуации, проступка, который совершил обидчик, возможно, вкупе с его отрицанием. Далее обидчик переживает сильные эмоции и чувства, в основном, вину, стыд и раскаяние. Возможны также гнев и злость в свой адрес. Обидчик пытается поставить себя на место другого, понимает то, как обиженный страдает по его вине, чувствует сострадание, эмпатию по отношению к нему. В конце концов, обидчик принимает решение просить прощения у обиженного, после чего возможно дарование прощения со стороны обиженного и примирение с ним (Дж. Норт, Р. Энрайт, Р. Мюррэй, Дж. Шмидт, С. Сэндэйдж). Р. Энрайт, выделяя результирующую стадию, снова, как и в случае с выражением прощения, говорит о нахождении смысла в страдании и прощении, построении новых целей, осознании психологических, духовных, физиологических выгод.

Межличностное прощение с точки зрения интерсубъектного подхода

Согласно интерсубъектному подходу, в общении важен принцип обратной связи, важно понимание состояния партнера по общению и самопонимание.
Процесс прощения со стороны обоих его участников предполагает некое «взаимопроникновение» в душевный мир друг друга, а в связи с этим – изменение отношений, чувств и установок.
Безусловное прощение можно назвать идеальной моделью. Но в реальной жизни человек чаще всего решает, в какой ситуации, при каких условиях, какой проступок и кому он может простить. Опираясь на интерсубъектный подход, а также на результаты исследований Т. П. Скрипкиной в рамках проблемы психологии доверия, мы выделили динамические характеристики прощения как самостоятельного социально-психологического феномена. Этими характеристиками выступают: мера, избирательность, парциальность (по аналогии с феноменом доверия), активность. Активность прощения проявляется в сложном процессе, который требует осмысления ситуации и отношения к другому, переживания различной гаммы эмоций, принятия решений, волевых усилий, совершения определенных действий.
Мера прощения предполагает, что оно может быть полным или частичным (неполным) и может даваться на основе морально-нравственной оценки поступка обиженным и его отношения к обидчику. Полное прощение представляется нам безусловным. Неполное прощение дается с учетом каких-либо условий. Подобные условия обиженного могут сформироваться исходя из отношения к обидчику (допустим, прощение дается на основе того, что обидчик осознал свою вину) либо исходя из потребностей самого обиженного (к примеру, обиженный понимает, что прощение важно, прежде всего, для его собственного здоровья и спокойствия).
Для одного и того же субъекта прощения существует ряд действий, которые могли бы быть прощены ими в той или иной степени, с учетом каких-либо обстоятельств, и ряд проступков, которые простить невозможно ни при каких условиях (например, насилие). В этом проявляется другое свойство прощения – парциальность.
Такая характеристика прощения, как избирательность, может определяться отношением к самому обидчику и зависеть от возраста, пола, социального статуса, психологической дистанции объекта прощения и т.п.
Так как процесс прощения мы рассматриваем не только с позиции того, кто выражает прощение, но и того, кто это прощение ищет, можно сказать, что все характеристики в полной мере будут проявляться при рассмотрении стороны обидчика. Активность поиска прощения для обидчика проявляется точно так же, как и для обиженного, в сложном процессе, который предполагает осмысление ситуации, переживание гаммы чувств и эмоций, изменение отношения к себе и тому, кого он обидел, принятие каких-либо решений, совершение каких-либо действий. Мера поиска прощения обусловлена тем, какими условиями обидчик руководствуется при желании прощения: будет ли эта мера полной, когда обидчик независимо от обстоятельств желает получить прощение, либо неполной, когда поиск прощения осуществляется с учетом определенных условий. Эти условия могут быть сформированы обидчиком, который исходит из своих потребностей и чувств (например, обидчик ищет прощение, потому что чувствует вину и раскаивается), либо выработаны с учетом отношения к самому обиженному (например, обидчик ищет прощения для того, чтобы тот, кого он обидел, не осуждал его). Парциальность и избирательность поиска прощения предполагают, что обидчик ищет прощения у обиженного в зависимости от референтности того, кого он обидел, и нравственной оценки своего проступка.
В результате научного анализа каждая из перечисленных характеристик выделяется как самостоятельная, но в реальной жизни эти характеристики будут выступать не отдельно и изолированно, а в единстве.